+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Как защитнику впоймать следователя за клевету

Досудебное расследование - стадия уголовного судопроизводства, которая начинается с момента внесения сведений об уголовном нарушении в Единый реестр досудебных расследований и заканчивается закрытием уголовного производства или направлением в суд обвинительного акта. Следователь, прокурор безотлагательно, но не позднее 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления им с любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного преступления, обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование. Следователь, который будет осуществлять досудебное расследование, определяется руководителем органа досудебного расследования. Досудебное расследование начинается с момента внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:
ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: #82 Что такое клевета. Если вас оклеветали. Уголовная ответственность лжеца. Интернет и клевета

Помощь уголовного адвоката при статье 159 УК РФ «Мошенничество»

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах. Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий].

В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу. Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела. Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел.

Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела. Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение. И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры. Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет. Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет.

Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы. У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений.

И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть. Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место. Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период.

Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6. В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности. Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается. Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях. Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается.

Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности. Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения.

Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело. Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор. Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение. Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале?

На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет.

Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо. Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте. Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай. Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать. А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет. Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений.

Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет. А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так. Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем.

Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета. Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь.

В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен.

Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает. Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда. А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь. Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть.

А теперь там начальник помогает своим. Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов. Монологи Тексты. Как надзирают на следствием Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. Как проверяют отказ в возбуждении дела А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка.

Понравился этот материал?

Обвиняют в краже телефона, денег, что делать? Как поступить при обвинении если невиновен?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела — потерпевший, свидетель или же обвиняемый. Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Уже прошло полтора месяца, от следователя ни слуха, ни духа. Во время досудебного расследования потерпевший имеет право: на и только подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим или их защитниками, 1) Вам необходимо найти представителя (ним должен быть исключительно адвокат​);.

Как подозреваемому вести себя на допросе. Совет адвоката

В настоящей главе речь идет только о преступлениях, совершаемых адвокатами в связи с их профессиональной деятельностью в уголовном судопроизводстве1. Не рассматриваются преступления, совершаемые адвокатами, как и любыми другими лицами, то есть посягательства, не связанные с их профессиональной деятельностью2, а так же преступления, связанные с иными полномочиями адвоката в гражданском, конституционном судопроизводстве и т. Преступления адвокатов являются лишь частью незаконных средств и способов защиты в уголовном судопроизводстве о классификации см. Однако значение выявления, раскрытия и расследования этих преступлений, вступление в законную силу приговоров, имеет особо важное значение для борьбы с любыми проявления незаконных средств и методов профессиональной защиты. И дело не только в том, что преступления обладают, как правило, наибольшей степенью общественной опасности по сравнению с иными правонарушениями. Учитывая некорректную, неудачную, на наш взгляд, формулировку ч. Но, исходя из имеющейся практики по уголовным делам о преступлениях, совершаемых адвокатами, проблем здесь более чем достаточно. Если иметь в виду, что в целом выявляемость незаконных действий со стороны защитников весьма низкая, а факты привлечения адвокатов к юридической ответственности носят единичный характер, то коэффициент латентности преступлений, совершаемых адвокатами, предположительно один из самых высоких в структуре преступности. Предположительно, поскольку мы не нашли соответствующей статистики ни в криминологических исследованиях, ни в ведомственных документах.

За давление на обвиняемого подростка сотруднику СКР грозит суд офицерской чести

Следователь Антон Пугавко, по заявлению адвоката, оказывал давление на несовершеннолетнего обвиняемого, пытаясь угрозами и нецензурной бранью заставить паренька отказаться от услуг защитника. И всё это ради скорейшей передачи в суд банального уголовного дела. Юноша своей вины, в принципе, не отрицает: в декабре года, когда Давиду было всего шестнадцать, он стал героем банальной истории. Позднее, в ходе очной ставки, эти двое — Илья Томилов и Данил Антипов фамилии несовершеннолетних изменены по просьбе адвоката — прим.

Смотреть комментарии.

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах. Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий]. В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу. Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить.

Криминалистика знает сотни, если не тысячи, способов мошенничества. За первые 10 месяцев года было совершено актов мошенничества. Впечатляющий рост. Модель защиты зависит от фактических материалов дела. Для следователей мошенничество как преступление является одновременно простым и сложным. Но постигать вершины мошеннической техники у следователей нет ни времени, ни желания — с бумагами бы разобраться. А простота для следователя в том, что суды очень лояльно относятся к формальным доказательствам и в целом вообще поддерживают следователей, хотя должны быть нейтральны и беспристрастны.

Ленивые следователи, бюрократия и бесконечные проверки: бывший Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку. в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

Предыдущую часть документа. Классификации правонарушений. Обобщенные данные о личности адвокатов, допускающих правонарушения. Нарушения адвокатами требований Уголовно - процессуального кодекса РФ.

Кража — это одно из распространенных преступлений на территории РФ. Законодателем предусмотрены разные виды наказания за хищение, вплоть до лишения свободы. Виновный должен отвечать перед законом за свои противоправные действия. Но что, если в воровстве обвиняют необоснованно.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Жалоба на следователя: основания, советы адвоката
Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Харитина

    На вопросы кто я, и могу ли я представиться ответ всегда один: Кто спрашивает и зачем???

  2. biopere

    Тарас, ну вы рассмешили меня. Ментам должно стать СТЫДНО? Они что, знают что такое стыд?

  3. Александр

    Самая бесполезная контора это мусора.

  4. Гаврила

    Брехня , в людей хлiб нема за шо купить . Якi нахуй 30000